История о душевном человеке…

115 Почти не выдуманная история, которая как отражение российской действительности происходит во многих уголках нашей необъятной Родины, меняются только имена людей, да наименование местности.

Иван родился в селе Баровлянка в предгорье Чарыша. Окрестности были знатные: горные речки спускаясь с гор наполняли основную водную магистраль Чарыш, многочисленные холмы красиво зарастали к лету обилием трав и цветов, создавая необыкновенный вид, и наконец, сами горы в близи и вдалеке, создавали величественную панораму вокруг, выступающими скалами и густорастущими деревьями, преимущественно хвойных пород.

Но вместе с описанной красотой, проявлялась серьёзная проблема для жизни людей – отсутствие оплачиваемой работы, поэтому жили в основном своим хозяйством. В советское время было тяжело, списывали всё на отдалённость района и села, а с развалом союза жизнь как бы начала останавливаться, рискуя заглохнуть совсем, если люди не изменят своё отношение к ней.

Наш герой родился как раз на пике развития советской державы в середине семидесятых, но в момент когда с этого пика страна начала пока ещё медленно, но сползать вниз. Хотя деградация страны не определяет, деградацию человека, а скорее наоборот, но тем не менее в период потрясений страны, потрясения касаются и отдельного взятого человека.

Судьба нашего героя примечательна тем, что с самого рождения о выделялся от всех сверстников своей чуткостью к окружающему миру, но это качество мало понималось и оценивалось близкими, которые к тому же злоупотребляли алкоголем. Озлобленные родители постоянной нехваткой денег на выпивку, вымещали свою злобу на растущем сыне по поводу и без. А он удивлял поступками, непонятными для обывателя, когда свою небольшую порцию еды он умудрялся разделить с бездомными животными и птицами, за что нещадно наказывался отцом, который видел эти поступки. Однажды, в порыве очередного хмельного угара, воспитывая сына размахиванием топора, отец рассек ему лицо, что на всю оставшуюся жизнь запечатлелось шрамом.

А отец расстроившись от содеянного выпил столько, что помер. Маленький Ваня на похоронах плакал навзрыд, несмотря на то, что в наследство папа отставил ему многочисленные шрамы и ссадины, многие из которых продержаться всю жизнь, формирую облик уродства. На вопрос: почему он жалеет такого отца, семилетний мальчик просто повторял: «Ведь это мой папа…».

Мать горевала не долго, и вскоре появился отчим, который продолжил воспитание в духе отца, мать не противилась, да и сама иногда прикладывалась. Однако, избавление наступило вскоре… Цирроз печени прибрал и мать, а отчим растворился также внезапно, как и появился.

Воспитанием занялась тётка, последняя из близких Вани людей. Истязания дома прекратились, хотя ласки и любви не добавилось ни на грамм, да и побои продолжились, но теперь уже в школе… Никто и никогда не защищал его ни в школе, ни дома, но не смотря на это мальчик не озлоблялся на мир, а всё больше погружался в общение с природой… Но это почему-то всё больше и больше напрягало окружающих. На вопрос: «Зачем он это делает?», в свои юные годы Ваня отвечал, что так он общается с Богами, но подобные ответы злили теперь ещё и приверженцев церкви, которые жаловались тётке на её плохое воспитание племянника. А далее затронутое самолюбие отрывалось на подростке, которого не кормили и выгоняли из дому. Правда нахождение на природе, ещё больше усиливало верования Ивана.

Учёба давалась мальчику с трудом, в основном потому что кроме унижений он в школе ничего доброго в свой адрес никогда не слышал. Аттестат за 9 классов выдали только, чтобы не оставлять больше такого ученика у себя. Тётка вскоре померла от старости, поэтому пропитание пришлось добывать самому, в основном в лесу и на собственном огороде…

Была в этот период и неразделённая любовь, из-за которой он даже хотел повесится, но верёвка в сарае не выдержала, и лишь оставила очередной след на шее Ивана.

В армию не взяли по причине значительных хронических заболеваний, которые возникли из-за плохого питания, поэтому во взрослую жизнь вошёл с весьма изношенным организмом. Отслужившие сверстники после дембельской проставы чуть не за ритуал приняли для себя привычку избивать до полусмерти Ивана, но он выживал, по неделе залечивая раны, после встречи с бывшими одноклассниками. Вроде бы ни с кем не связан и никому не мешает, но всем до него дело есть… Когда начислили пенсию по инвалидности, то появился очередной повод избить его, чтобы забрать полученные деньги…

Жизнь стала удручать Ивана, и однажды по зиме напившись, он чуть не замёрз на улице, но проснулся оттого, что кто-то лизал его уродливое лицо. Открыл он мутные глаза и увидел такую же страшную, как он сам, одноглазую и одноухую собачью морду. Пёс схватил его за воротник тулупа и тянул в сторону, мол: «Вставай, дурак, помрешь же».

Иван поднялся, шатаясь, с трудом доковылял до своего дома, открыл дверь и впустил увязавшегося за ним пса. Что это был за покалеченный пёс и откуда он взялся, Иван не знал.

Покормить было нечем, но Иван нашёл в себе силы сходить к соседке, чтобы выпросить какой-нибудь еды для пса, как бы в благодарность за содеянное.

Уродливый пес поел, а потом благодарно лизнул парню руку. Тот от неожиданности даже задохнулся и ошарашенно вытаращился на место, которого коснулся шершавый язык. До этого самое доброе, что он видел и слышал в жизни, были слова бабки Петровны: «Эх, горемычный, лучше бы ты помер». А потом медленно, робко и неумело положил эту руку на обезображенную кем-то песью голову.

Так «притулились» друг к другу два одиноких уродливых и никому не нужных существа. И стало им теплее.

Впервые в жизни Ивана кто-то ждал дома. И впервые в жизни он спешил в свой дом, покупая какие-то объедки для своего четвероногого друга. И как же был он счастлив, когда открывал дверь, а навстречу с радостным лаем бросался его единственный в этом мире друг. Жизнь как будто начала налаживаться, Иван сам стал чего-то готовить. Ел сам и угощал Дружка – так он назвал пса. И было им хорошо.

В деревне посмеивались: «Надо же, два урода, нашли друг друга». Но вместе с тем заметили, что глаза у Ивана наполнились каким-то светом, заблестели, чего прежде не замечалось. Иван чувствовал, что и его теперь ждут и что он кому-то нужен.

Со временем он сделал Дружку во дворе будку, посадил на длинную цепь, и тот старательно охранял дом, облаивая всех, кто проходил мимо. Хотя охранять-то было незачем, так как брать у Ивана было нечего, и все об этом знали.

Но однажды Дружок пропал, толи сам сорвался с цепи и убежал, толи отвязал кто-то. После этого многие видели, как Иван подолгу стоял у забора и всматривался вдаль, пытаясь разглядеть пропавшего друга. Через несколько дней деревенские мужики принесли пса на одеяле с перебитыми задними лапами. Тот еле дышал, но был жив.

– Нашли за бывшей машинотракторной станцией. Скорее всего это Семён с компанией, это их излюбленное место… – сказали мужики и положили Дружка на землю.

Семён был местный наркоман и просто конченый отморозок, не раз привлекался за хулиганство, но не разу не был не посажен...

Иван склонился на колени рядом с псом и обнял его, тот слабо лизнул его в нос. Оба были рады встречи, но вместе с тем в сердце Ивана возникла нестерпимая сердечная боль… С трудом подняв Дружка, Иван понёс в дом. Вечером к ним постучалась соседка.

– Я это… Вот, сварила вам… Поешьте, что ли… Да убери ты свои деньги!

Пёс выжил, но ходить уже больше не мог, только ползал. Душевная боль переполняла Ивана… И однажды он, взяв железный прут, пошёл туда, где чаще всего гулеванил Семён с компанией, покалечивший его единственного друга...

Разное потом говаривали в деревне. Кто-то – что Иван хотел просто попугать, кто-то – что так же перебить ноги, как это сделали с Дружком. Но … через два дня нашли Ивана с ножом в спине. Хватились бы, наверное, и позже, а может, и вообще не хватились бы, но пес выл на всю деревню, поэтому заподозрили люди неладное. А Семёна после этого и след простыл...

Собрались мужики, сколотили гроб, похоронили Ивана. Да что там похоронили. Закопали на местном кладбище за деревней – и все. Дом заколотили. А Дружок опять пропал…

Долго удивлялись тогда, куда этот пёс мог деться, он же не ходячий…

Недели через две соседка Ивана пошла на кладбище, почистить могилу своей покойной матери. Проходя мимо места, где недавно похоронили Ивана, замерла, как громом поражённая. На могильном холмике, обняв покалеченными лапами землю, лежал Дружок. Он был мертв…

Как он дополз-то, бедный, как нашёл?… Загадка для сельчан до сих пор, ведь до кладбища километра три, при этом дороги толком нет, колдобина на колдобине, более короткий путь около двух километров проходил через овраг и поле, поросшее бурьяном. В общем обычному человеку пройти не легко, а псу ползком ещё тяжелее…

… В тот день у могилы Ивана собралась почти вся деревня. Мужики и бабы стояли, смотрели на мёртвого пса и думали о чем-то своём.

– Сделайте Ивану крест какой, что ли, мужики, – сказала вдруг соседка. – Что мы, хуже собаки? С меня бутылка.

– Что мы, не люди, – ответил кто-то.

– А ведь и правда душевный мужик был, зла никому за всю жизнь не сделал, – раздался другой голос.

– Эх…

Но в головах многих словно эхо повторялся один и тот же вопрос: «А не хуже ли? Если пёс способен так чувствует душевность человека, почему же люди почерствели так?».

Пса похоронили рядом, чуть позже на том холмике возник наскоро сваренный крест из двух труб…

Со временем народ разъезжался из деревни, поэтому кладбище зарастало, но рядом с могилой Ивана всегда звенела природа, пели птицы, порхали бабочки, и казалось, что смерти нет.

Как же важна Любовь в жизни человека! Если даже любовь пса сумела осветить и согреть жизнь несчастного одинокого парня, что смогла бы сделать любовь человеческая. Да, любовь творит чудеса! А отсутствие ее убивает всё живое. И почему умел любить тот же уродливый пёс Дружок, а мы, люди, часто не умеем? Что же мы хуже собак… Может пора раскрыть свою Душу каждому, чтобы стать человеком…

26.10.18 Ѧсьнъсъмысьлъ

Опубликовано:     Ӡ ФКӠ   Рамхатъ   ЛИ   (29-10-2018) | Глаголитъ: Жданов Денис (Ѧсносмыслъ)
+ 3
100
0
Календарь событий

Комментарии: 0

Для комментирования необходимо авторизоваться в форме, расположенной в верхней части страницы