|   |   | 

Беседы с сотварцами. Виктор Тетерин

Столько разных людей приезжает в нашу школу «Слово» со всех частей нашей необъятной Родины и даже из-за её пределов.

Столько разных и интересных судеб! Предлагаю вашему вниманию глубокий и обстоятельный разговор с нашим сотварцом из группы «Добряки», настоящим «человеком от земли» Виктором Тетериным.

- Здравствуй, Виктор! Откуда ты родом?

- Родился и вырос я в Зауралье, в городе Шадринске Курганской области. Все мои предки тоже с этой территории.

- У тебя своё крестьянско-фермерское хозяйство. Расскажи о своём пути, как ты пришёл к этому.

- Хотя всё детство я жил в городе Шадринске, с родителями, в благоустроенной квартире, все мои дедушки и бабушки жили на селе. Поэтому, как и другие дети, я проводил у них летние каникулы.

Мой дедушка охранял совхозный сад, который рос недалеко от Шадринска, на заимке за деревней. Там росли яблони, груши, малина и много других растений. Мне очень нравилось бывать там и охранять сад вместе с ним. А в деревне – свои ягоды, огурцы и томаты с грядки, тёплое яичко из-под курицы, сухарики из русской печки, бабушкины блины да оладушки. Та атмосфера оставила неизгладимый след в моей жизни. Во многом благодаря деду, часть его мировосприятия досталась мне. Я взрослел, а городские условия жизни меня сильно тяготили. Всегда хотелось свободы, воздуха и движения.

В школе мне нравилась биология и география, но потом, как и у других мальчишек, появился интерес к технике – велосипеды, мотоциклы и автомобили. Поэтому, после школы, я окончил Курганский машиностроительный институт, кафедра «Гусеничные и колёсные машины» и получил специальность инженер-конструктор бронетанковой техники. Мне светила перспектива работы на заводе в конструкторском бюро, в стеснённых безвоздушных условиях, что меня порядком напрягало. Шёл 1991 год. Распределений после института уже не было и я начал свою трудовую деятельность недалеко от города, в совхозе «Путь Ильича». Занимался инженерными вопросами на сельском хозяйстве.

- Большое было хозяйство?

- Да. Совхоз занимался полеводством, животноводством, держал более тысячи голов скота. К нам приезжали набираться опыта из Лаоса и Вьетнама, тогда это было модно.

- Это время начала больших перемен в стране. Как это отразилось на твоей жизни и работе?

- На момент начала моей работы ещё выделялись по инерции приличные средства, была приемлимой ценовая политика. Люди ещё получали достойные деньги, а согласно идеологии человек труда был в почёте и уважении. Если ты делал больше, лучше и качественнее – это восхвалялось и поощрялось. Но чем больше я вникал в свою работу, тем больше понимал и замечал оборотную сторону социалистического уклада сельского хозяйства.

Это постоянное укрупнение хозяйств, ферм, рост монокультуры (высадка на пашне одной культуры), что приводило к истощению почвы и росту заболеваемости растений. Тратились огромные ресурсы на минеральные удобрения, средства защиты растений, в результате чего приносился большой вред природе. Что уж говорить об отношениях в коллективе, где напрочь было выкорчевано чувство общинности, работники прятались за спины друг друга, обвиняя соседа в том, что тот работал меньше, а имеет больше и т.д.

На мой взгляд, то сельское хозяйство, которое имелось на тот момент, может и было жизнеспособным, но уже давно прослеживалась тенденция к серьёзным переменам.

Что касается меня, то за два года работы, я с инженера дорос до заместителя председателя совхоза. Затем грянули большие перемены в стране, и ситуация начала меняться в худшую сторону. Государство стало ущемлять сельское хозяйство в финансировании в пользу других отраслей, отошло от регулирования цен в этой сфере. Ценовая политика стала меняться, резко подорожало ГСМ и оборотные средства нашего хозяйства стали медленно, но верно вымываться.

- Можно ли было как-то спасти ситуацию?

- Я видел выход в серьёзной модернизации хозяйства, но это было связано с уменьшением производства, а значит и сокращением рабочих мест. Те меры, которые я предлагал, не нашли отклика у членов правления совхоза.

- Почему так случилось?

- Наш руководитель был тогда депутатом областной думы. Он боялся, что эти изменения приведут к тому, что из-за увольнения вырастет напряжённость среди населения, и отказывался идти на это.

- К чему это привело?

- Становилось всё хуже. Правление совхоза во главе с председателем состояло из 7 человек, включая меня. Члены правления выбирались на общем собрании. В связи с нехваткой средств приходилось брать кредиты, росла задолженность перед налоговой инспекцией и пенсионным фондом. А закон был такой, что хоть собственность колхозная и коллективная, всю ответственность за взятые кредиты члены правления брали на себя, являясь поручителями. Параллельно стало процветать воровство, которое особо никем не пресекалось. Вот и получалось, что все воруют, а отвечают только члены правления – по сути, козлы отпущения, которых выбрали. За 2-3 года почти все оборотные средства были съедены. Естественно, что производство, которое себя проедает, не может быть вечным, поэтому всё быстро свернулось и закончилось приватизацией всего хозяйства.

- Такая участь постигла многие хозяйства в то время?

- Скажу только за наш край. У нас половина года – зима, поэтому много средств идёт на обогрев. А с той ценой, которая была на энергоносители, рыночная политика сделала наше хозяйство неконкурентноспособным, и вхождение в мировую экономику было изначально проигрышным.

- После этих событий ты не разочаровался в отрасли сельского хозяйства?

- Конечно, я был разочарован тем, что потерпел крах существующий уклад сельского хозяйства, но чтобы разочароваться в самой отрасли - нет. Я считаю, что сельское хозяйство – неубиваемая отрасль. Она мне симпатизирует с точки зрения марксизма-ленинизма тем, что прибавочный продукт создают земля, влага и солнышко. Земля даёт прибавочный продукт и в этом процессе можно обойтись без эксплуатации человека человеком. Эта отрасль всегда была мне интересна.

Когда после посевов появляются всходы, я вижу зелёные поля и предвкушаю уборку урожая – эта картина меня сильно вдохновляет, радует и доставляет огромное удовольствие.

- Любовь к сельскому хозяйству тебе тоже от деда досталась?

- Ещё в детстве мне удалось познакомиться с человеком, который стал для меня авторитетом и примером собственной жизни, привил мне не только любовь к сельскому хозяйству, но и стал образцом для формирования и отстаивания своей жизненной позиции и убеждений.

- И кто же этот человек?

- Терентий Семёнович Мальцев. В своё время, известный селекционер и новатор сельского хозяйства СССР, лауреат Сталинской премии. Человек труда, который жил в обычной деревне, недалеко от Шадринска. Он был старообрядцем, и за ним стоял накопленный веками опыт ведения земледелия этой общины. Когда я учился в школе, ещё были так называемые «классные часы». И много этих часов мы проводили дома у Терентия Семёновича в беседах с ним.

- А в чём он стал новатором сельского хозяйства?

- Он создал безотвальную технологию обработки почвы. Терентий Семёнович состоял в Верховном Совете РСФСР, был народным депутатом. В то время партия продвигала более прогрессивные и агрессивные способы посева (например – посев с самолета), а Мальцев имел смелость и решительность отстаивать те методы посева урожая, которые были щадящими к природе – без химии, средств защиты и с наименьшими затратами. Он способствовал созданию в своей деревне сельскохозяйственной лаборатории, где занимался научной деятельностью. В нашем регионе и сейчас существуют «мальцевские» сроки посева.

Был в его жизни показательный случай бесстрашия и твёрдой воли. Шли трудные сталинские времена, и Мальцев был приглашён на съезд рабочих и колхозников в Москву. Возглавлял этот съезд сам Иосиф Виссарионович. Естественно, там был накрыт стол – выпивка, закуска. Вождь произнёс тост, все подняли чарочки, а Мальцев не поднял, так как его жизненная традиция была несовестима с алкоголем. Это нонсенс – как можно отказать вождю? Но Сталин это увидел и сказал: «Выпьем за полевода с Урала, который не пьёт, потому что его вера не позволяет».

- Расскажи, Виктор, что стало с хозяйством, где ты работал, и как складывался дальше твой путь.

- Прошла приватизация, и собственником хозяйства стал местный бизнесмен, который уже обосновался в Москве. Мне не нашлось места в этом хозяйстве. В это время я получал второе образование. Эта была президентская программа по подготовке управленческих кадров для специалистов народного хозяйства. Специальность «Финансы и кредит». Я закончил обучение и уехал на стажировку в Германию. Смотрел, как работают предприятия, общался с фермерами.

Посмотрев, как ведут хозяйство после развала соцлагеря в Германии, у меня затеплилась надежда, что не все потеряно. Появилась уверенность, что мы не так уж и отстали.

- А как ты считаешь, почему в Германии с сельским хозяйством дела обстояли лучше, чем у нас?

- На мой взгляд, прежде всего это вопрос стабильности цен на корма, ГСМ, которые не менялись много лет. А у нас государство отошло от регулирования этого вопроса и стало ущемлять размер финансирования в пользу других отраслей. Из-за этого получился крен.

- Чем ты стал заниматься дальше?

- В 2006 году после окончания стажировки меня пригласили работать в «Тюменьэнергобанк».

Банк достаточно хорошо развивался и кроме финансовой сферы вёл бизнес по многим другим направлениям. В том числе у банка в Шадринском районе была организация, которая занималась сельским хозяйством. И руководство всячески уговаривало меня возглавить эту районную структуру, у которой было много проблем. В то время была нехватка адекватных специалистов, которые могли бы эффективно управлять. Я немного побрыкался и согласился. Но эта деятельность продолжалась недолго и закончилась, когда в 2008 году началась реструктуризация банковской системы и у нашего банка отозвали лицензию.

Как жителю района, мне было бы обидно, если бы это детище ООО «Терра» в селе Кабанье развалилось, тем более это было уже достаточно современное хозяйство с германскими комбайнами и тракторами класса «Джон Дир». После процедуры банкротства я и еще трое человек решили, что будем заниматься тем же самым, и договорившись с конкурсным управляющим, нам удалось выкупить некоторое имущество и продолжить сельскохозяйственную деятельность.

Правда техники у нас было для обработки гораздо больших площадей земли, чем имелось. Мы начали взаимодействовать с районной администрацией, и там нам предложили выкупать земли в том самом совхозе «Путь Ильича» в деревне Мыльниково, где я начинал свою трудовую деятельность, так как при московском собственнике хозяйство пришло в упадок. Так в нашей организации появилось две самодостаточные площадки для производства – с сушилками, зерносортировкой, складами и техникой. Вернувшись на ту землю, с которой я начинал, уже в качестве собственника наша организация претерпела глубокие внутренние изменения.

- В чём они заключались?

- Дело в том, что решив вопрос только с администрацией, мы не посоветовались с местными жителями, у которых видимо были какие-то свои задумки на эту землю. Народ нас не принял, отказывался работать из-за того, что старый работодатель задолжал заработную плату. Кроме этого проявилась другая проблема. Будучи в нашей организации лидером и вдохновителем, я стал её генеральным директором. Но я понимал, что если все руководство и управление будет сосредоточено только в одних руках – к хорошему это не приведет. Поэтому я объявил о том, что хоть я и директор – большинство решений должно приниматься только коллегиально – то есть 3 человека. У меня были полномочия назначить место и время такого схода, чтобы собраться, обсудить насущные вопросы и принять только единогласные решения. Если кто-то не согласен, то решения не принимаются. Но в нашем мире собственничества даже такая форма правления дала трещину, и среди нас начались разрушительные процессы. В итоге мы разделили всё хозяйство на троих и разошлись.

Мне досталось в собственность более 1000 гектаров сельхозугодий, где я организовал крестьянско-фермерское хозяйство. На этой земле есть луга и даже две заброшенные деревни, где жили, в том числе, и мои предки. Поэтому, работая там, меня посещают мысли о том, что от меня зависит будущее этой земли.

- Виктор, имея техническое и финансовое образование, скажи, зачем ты приехал в школу «Слово»?

- Та деятельность, которой я занимаюсь, отнимает очень много времени и я стал меньше уделять его своей семье. Поэтому для восстановления гармонии мне захотелось освоить те элементы взаимодействия с родом, которые есть в школе. Также здесь я получаю необходимые знания о взаимодействии с природными сущностями.

Есть у меня планы создать в тех заброшенных деревнях общее производство, посадить сад, заняться экотуризмом, сделать деревню мастеров, где каждый занимался бы своим делом. Но я понимаю, что реализовать эти идеи можно только в среде единомышленников со схожим мировосприятием, которые живут по совести и стоят друг за друга горой. Поэтому я стал много времени уделять созданию такой команды единомышленников.

- Есть успехи в развитии этого направления?

- Здесь есть свои трудности. Люди, за которыми есть обоз нажитого и шлейф старых убеждений, очень трудно меняют место и образ жизни. Бросить свои старые занятия и начать всё с нового листа для многих оказывается невозможным. В своём движении мы дошли до создания потребительского общества, которое можно запустить в пойме реки, где есть электричество и старые скважины. Я из-за своей занятости не могу целиком возглавить это движение, готов выделять землю безвозмездно для нужд этого общества. У меня есть все средства, но нет людей, с которыми я мог бы реализовать эти идеи.

Поэтому сейчас я скорректировал свои планы и переключился больше на семью. У меня два взрослых сына и я хочу попробовать реализовать хотя бы часть своих идей с ними. Все необходимые инструменты – потребительское общество, кооперация, магия работы с пространством, у меня уже есть.

- Отношения в семье тоже наладились?

- Да, налаживается взаимопонимание. Жена стала смотреть на многие вещи по-другому. Сноха с детьми вдруг стали приезжать в поле, где мы работаем. Ярослав – старший внук, которому 6 лет уже знает названия полей, тракторов, задаёт сложные вопросы, которые и взрослым на ум не приходят. Внуки играют в фермерские игры. Я думаю, что у детей формируется очень важная база, которая обязательно принесёт свои плоды.

- Виктор, расскажи, в чём сейчас заключается твоя основная деятельность?

- В засеве 1000 га зерновыми культурами – пшеница, рожь, ячмень. Немного занимаемся животноводством. Держали пару сотен баранов. Но из-за того, что им нужно было делать прививки, а я отказался, возник конфликт с местным населением. Поэтому от баранины пришлось избавиться, хотя это очень выгодно. Минусом ещё являлось то, что их надо стричь, а времени на это не хватало. Сейчас держим 9 лошадей и 25 коров. У сыновей ещё свиньи есть.

- А какой штат работников у тебя?

- Раньше у хозяйства было 250 человек, но сейчас с кадрами очень тяжело. Поэтому кроме меня и сыновей, у нас всего три наёмных работника.

- Вот это да! Как вы справляетесь?

- Приходится крутиться. Хорошо, что много техники. Сел на Камаз, приехал в поле, там стоят комбайны, которых ночью духи охраняют. Пересел на комбайн – намолотил, вывалил. Пересел на машину – уехал, вывалил. Сырое зерно увозим сразу на комбинат, сухое – заваливаем в склады на хранение, а семенной материал сортируем.

В летний период временами приходится работать по 18 часов. Договариваюсь с полевыми духами, они помогают.

- А как с реализацией обстоят дела?

- С реализацией проблем вообще нет. Мало того, я реализую зерно жителям своей деревни по заниженной цене и иду на это осознанно, чтобы поддержать людей, держащих скотину.

- Из нашего разговора я вижу, что в современных реалиях всё-таки можно жить в деревне в достатке, заниматься делом и иметь время на развитие, семью и праздники?

- Я убеждён, что не только можно, но и нужно! Это производство, которое зависит только от тебя, и его можно создать на ровном месте. Посадил сад один раз в 50-100 лет и пользуешься этим ресурсом, сам выстраивая себе пищевую цепочку и уже не задумываешься о питании. А излишки можно реализовывать и переводить в средства. Конечно, сразу великих средств не заработаешь. Да и образ жизни совершенно другой, по сравнению с городским, притом сложный образ жизни. Но, несмотря на все сложности, есть понимание куда двигаться, силы и желание действовать.

- Виктор, в завершении нашего разговора хочу сказать, что общаясь с тобой, почувствовал в тебе природу Сварога – деятеля и кузнеца, неутомимого и решительного. У меня есть полная уверенность, что с твоим опытом и знаниями ты обязательно воплотишь все свои мечты. Успехов тебе и спасибо за эту познавательную беседу!

 декабрь 2020

Размышления

1083

Похожий материал

написать комментарий

Чтобы оставлять комментарии не обходимо авторизоваться на сайте

Комменатрии пользователей

Комментариев пока нет

Наши писатели

Цитата

Cпокойствие — сильнее эмоций. Молчание — громче крика. Равнодушие — страшнее войны. Мартин Лютер

Люди, где вы?